god-nemtsova@yandex.ru

Мы в facebook и в vk


14 февраля

14 февраля 2013 года. Суд частично удовлетворил жалобу Бориса Немцова по делу о прослушке.

В четверг Хамовнический суд Москвы частично удовлетворил жалобу оппозиционера Бориса Немцова на бездействие следователей по делу о прослушивании его телефонных разговоров. В возбуждении уголовного дела ему по-прежнему отказано, а вот процессуальные документы, необходимые его адвокатам, вернули.

 

14 февраля 2012 года. Оппозиционеры Касьянов, Немцов и Рыжков намерены создать "мегапартию". Сопредседатели  ПАРНАСа Михаил Касьянов, Борис Немцов и Владимир Рыжков выдвинули идею создания новой демократической коалиции или партии. Сопредседатели Партии народной свободы проводят консультации по созданию "мегапартии" с партией "Яблоко", частью бывшего "Союза правых сил", экс-вице-премьером Алексеем Кудриным, кандидатом в президенты Михаилом Прохоровым и блогером Алексеем Навальным. 

 

14 февраля 2011 года. Суд отказал во взыскании с Путина 1 миллиона рублей в пользу оппозиционеров.

Савеловский райсуд 14 февраля отказал в удовлетворении иска Бориса Немцова, Владимира Милова и Владимира Рыжкова к главе правительства Владимиру Путину. Оппозиционные политики 23 декабря 2010 года предъявили господину Путину иск о защите чести и достоинства, заявив, что его высказывания в их адрес в ходе программы «Разговор с Владимиром Путиным» являются клеветой.

 

14 февраля 2011 года. Защита  Немцова  пожаловалась на судью Боровкову

 

14 февраля 2008 года. «Народ против…» в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

 

14 февраля 2005 года. Борис Немцов назначен советником Президента Украины Ющенко.

 

14 февраля 2001 года. Интервью британской газете Financial Times.

Подробнее о дате:

14 февраля 2013 года. Суд частично удовлетворил жалобу Бориса Немцова по делу о прослушке.

В четверг Хамовнический суд Москвы частично удовлетворил жалобу оппозиционера Бориса Немцова на бездействие следователей по делу о прослушивании его телефонных разговоров. В возбуждении уголовного дела ему по-прежнему отказано, а вот процессуальные документы, необходимые его адвокатам, вернули.

Записи переговоров Бориса Немцова с различными оппозиционерами, в которых он нелицеприятно отзывался о ряде соратников, были опубликованы в 2011 году в интернете, в том числе и на портале LifeNews.

Лидер партии РПР-ПАРНАС потребовал возбудить по этому факту сразу два уголовных дела: по ст. 137 УК РФ (незаконное собирание или распространение данных о личной жизни) и ст. 138 УК РФ (нарушение тайны переписки и переговоров). Однако следователи, проверив заявление господина Немцова, возбуждать уголовное дело не стали. Кроме того, ему было отказано в предоставлении процессуальных документов о признании его потерпевшим.

В четверг судья Марина Сырова постановила вернуть оппозиционеру требуемые документы, но отказ в возбуждении уголовного дела сочла законным. Несмотря на то что жалоба была удовлетворена лишь частично, сообщает ИТАР-ТАСС, господин Немцов заявил, что решением суда доволен.

 

14 февраля 2012 года. Оппозиционеры Касьянов, Немцов и Рыжков намерены создать "мегапартию".

Сопредседатели  ПАРНАСа Михаил Касьянов, Борис Немцов и Владимир Рыжков выдвинули идею создания новой демократической коалиции или партии.

Сопредседатели Партии народной свободы проводят консультации по созданию "мегапартии" с партией "Яблоко", частью бывшего "Союза правых сил", экс-вице-премьером Алексеем Кудриным, кандидатом в президенты Михаилом Прохоровым и блогером Алексеем Навальным. 

Оппозиционные политики считают, что если у них получится создать "мегапартию", то она сможет получить на думских выборах 30%, и это "будет другая страна". По словам Касьянова, Прохоров и Кудрин "должны сделать выбор, в оппозиции они или нет": "Прохоров заявлял о готовности работать в правительстве Владимира Путина, а Кудрин пока четкой политической позиции не занимает".

По мнению сопредседателей ПАРНАС, кроме их партии в новую коалицию могут войти "Яблоко", "Солидарность", остатки бывшего "Союза правых сил", сторонники Алексея Кудрина, Михаила Прохорова, Алексея Навального, пишет "Коммерсантъ".

Лидер "Яблока" Сергей Митрохин считает, что "этот прожект нежизнеспособный". Касьянов и Немцов подчеркнули, что к переговорам о создании коалиции имеет смысл приступать после президентских выборов. 

 

14 февраля 2011 года. Суд отказал во взыскании с Путина 1 миллиона рублей в пользу оппозиционеров.

Савеловский райсуд 14 февраля отказал в удовлетворении иска Бориса Немцова, Владимира Милова и Владимира Рыжкова к главе правительства Владимиру Путину. Оппозиционные политики 23 декабря 2010 года предъявили господину Путину иск о защите чести и достоинства, заявив, что его высказывания в их адрес в ходе программы «Разговор с Владимиром Путиным» являются клеветой.

16 декабря 2010 года в «прямой линии», которая транслировалась по каналу «Россия 1», на вопрос, чего именно хотят Борис Немцов, Владимир Милов и Владимир Рыжков, премьер-министр ответил: «Денег и власти. Чего они еще хотят?» По словам господина Путина, «они поураганили в 90-х годах, утащили вместе с Березовскими и теми, кто сейчас находится в местах лишения свободы, о которых мы сегодня вспоминали, немало миллиардов». Господа Немцов, Милов и Рыжков требовали по суду признать эту фразу не соответствующей действительности, взыскать с Владимира Путина моральную компенсацию в размере 1 млн руб., а также обязать Всероссийскую государственную телевизионную и радиовещательную компанию (ВГТРК) опровергнуть эти сведения в прямом эфире.

В ходе судебного разбирательства со стороны истцов были прикреплены к делу публикации статей из журнала The New Times, в которых Борис Березовский подтверждал свою дружбу с Владимиром Путиным в 90-е годы, а также утверждал, что выделял средства на предвыборную кампанию господина Путина в 1999 году. По словам истцов, эти статьи подтверждают тот факт, что сам премьер-министр, а не Борис Немцов, Владимир Милов или Владимир Рыжков состоял в хороших отношениях с Борисом Березовским. Как заявил господин Немцов, истцы «боролись с олигархами, а господин Путин с ними дружил».

Сам глава правительства РФ в зале судебного заседания не появился, его интересы представляла адвокат Елена Забралова. Со стороны ответчиков к делу были пришиты незаверенные распечатки статей с различных интернет-сайтов, среди которых статьи из свободной энциклопедии «Википедия», с сайта организации «Российская народная линия», из газеты «Московский комсомолец» и др. Представитель ВГТРК Зоя Матвеевская, выступающая в суде как соответчик, в ходе заседания предоставила суду стенограмму передачи «Разговор с Владимиром Путиным». От обеих сторон суду были представлены идентичные видеозаписи прямого эфира передачи с главой правительства.

В итоге Савеловский райсуд вынес решение отказать Борису Немцову, Владимиру Милову и Владимиру Рыжкову в удовлетворении иска в полном объеме. По словам Бориса Немцова, поскольку канал «Россия 1» вещает в европейских странах, он намерен судиться в других странах Европы.

 

14 февраля 2011 года. Защита  Немцова  пожаловалась  на   судью   Боровкову

 Защита   Бориса   Немцова   14   февраля   подала   в   Квалификационную   коллегию   судей   жалобу   на   мировую   судью   Ольгу   Боровкову ,  которая   рассматривала   дело   о   неповиновении   оппозиционера   законным   требованиям  милиции. Об этом сообщает РИА "Новости" со ссылкой  на  адвоката Вадима Прохорова.

Адвокат подчеркнул, что в  жалобе  не оспаривается решение  судьи  о наложении  на   Немцова  административного ареста  на  срок 15 суток.

В  жалобе   защита   Немцова  обращает внимание  на  обвинительный уклон при рассмотрении  дела , выразившийся в отклонении ходатайств о просмотре видеозаписи задержания  оппозиционера , а также  на  воспрепятствование своевременному обжалованию решения об аресте.

Как считает адвокат, в ходе судебного разбирательства  Боровкова  допустила действия, с очевидностью умаляющие авторитет судебной власти, достоинство  судьи  и вызывающие сомнение в ее объективности, справедливости и беспристрастности.

 

14 февраля 2008 года. «Народ против…» в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

В гостях: Борис Немцов сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС», депутат Ярославской областной Думы

Анна Мастерова переводчик, журналист газеты «Вашингтон Пост»

Вячеслав Федоров адвокат московской областной адвокатуры

Константин Бровцев аспирант кафедры теории и философии политики Санкт-Петербургского Государственного Университета (по телефону)

Марат Мансуров частный предприниматель (по телефону)

Владимир Дорохов студент Тульского Государственного Университета (по телефону)

Ведущий: Сергей Бунтман

 

С.БУНТМАН: Добрый вечер. Сергей Бунтман ведет эту программу, и у нас пока нет того, кого против. Борис Немцов сейчас где-то там погибает, бедняга, в пробках московских, даже переходит на общественный транспорт, уже перешел, и всей душой к нам стремиться, и телом тоже. Пока же я представлю членов клуба привилегированных слушателей, которые у нас здесь находятся в эфире. Анна Мастерова – переводчик, журналист газеты «Вашингтон Пост». Здравствуйте.

А.МАСТЕРОВА: Добрый вечер.

С.БУНТМАН: Как вас занесло в «Вашингтон Пост»?

 

А.МАСТЕРОВА: Ну, так случилось. Еще когда здесь в Москве работал Дэвид Хофман над своей книжкой про олигархов, я занималась тем, что как-то сортировала интервью, некоторые из них переводила. И потом я как-то очень сильно вовлеклась в этот процесс, и остановиться было очень сложно.

С.БУНТМАН: Хорошо. Ну, Борис Ефимович – это один из тех, кто и рассказывал, и предоставлял сведения и свое видение олигархов. У нас еще Вячеслав Федоров, адвокат Московской областной палаты. Здравствуйте, Вячеслав.

В.ФЕДОРОВ: Добрый вечер.

С.БУНТМАН: Ну, вы понятно, вы юрист. Вы только не защищайте Бориса Ефимовича, пока Борис Ефимович не придет. Мы с вами сделаем две вещи. Во-первых, мы поговорим сейчас с Анной и с Вячеславом, а вы присылайте нам смски — +7 985 970 45 45. Кстати, у нас, естественно, будут и три звонка в три разных города. Причем один из них, что важно для нашего сегодняшнего персонажа, — звонок в Нижний Новгород. И проголосуем мы, пока нет Бориса Ефимовича, за его спиной подло проголосуем, я скажу, по какому поводу. Ну, вы понятно, вы и про олигархов работали, и про 90-е годы помогали Дэвиду Хофману, Анна, — как вы видите Немцова? Немцов – это кто для вас?

А.МАСТЕРОВА: Немцов для меня в последнее время – достаточно значимый политик.

С.БУНТМАН: А какое – последнее?

А.МАСТЕРОВА: Скажем так – когда были выборы в Государственную думу последний раз, именно СПС выступило с достаточно жесткой критикой Кремля и показало себя и лично Немцов с достаточно неожиданной для меня стороны. По крайней мере, это были какие-то выступления публичные, которых раньше было особо не услышать. И они вышли на улицы, и, как мне кажется, благодаря лично Немцову очень многие люди проголосовали в том числе и…

С.БУНТМАН: Многие люди – и все это 1%.

А.МАСТЕРОВА: Ну, 1% — да, но можно долго говорить о том, какие это были выборы, о пропаганде выборов на федеральных каналах, куда у СПС…

С.БУНТМАН: Ну понятно. Сейчас, я чувствую, вы не будете спорить с Борисом Немцовым. Значит, он у вас последнее время стал значимой фигурой. Но даже вот эти парламентские выборы декабря 2007 года — это все-таки уже некоторое прошлое. Я сейчас задам вопрос, потом Вячеслав ответит на ту же тему. А вопрос я хочу слушателям задать. Дорогие слушатели «Эха Москвы» и зрители RTVi, пожалуйста, ответьте на такой вопрос, причем абсолютно честно, даже не стесняясь, пока нет здесь Бориса Немцова, — считаете ли вы, что у Бориса Немцова есть в России будущее как у политика, политическое будущее? Если вы считаете, что оно есть, вы звоните 660 01 13. Если вы считаете, что нету у Бориса Немцова политического будущего в России, — 660 01 14. Ровно две минуты мы с вами будем голосовать. Поехали.

С.БУНТМАН: Я просто хочу напомнить, что вопрос был задан, и звучит он так: если вы считаете, что у Бориса Немцова есть будущее как у политика в России, тогда вы звоните 660 01 13. Если вы считаете, что нет, — 660 01 14. Он даже нас не слышит, потому что он не в машине едет, – в метро не слышно. Вячеслав, вот то, что говорила сейчас Анна, она и связана как раз свой интерес к Борису Немцову как к политической фигуре с предвыборной компанией СПС. Борис Немцов сейчас приостановил свое членство в СПС. Вы как видите его и внутри СПС, и снаружи, и по опыту 90-х годов и начала 2000-х?

В.ФЕДОРОВ: Я бы хотел сказать, что Борис Немцов – это яркий политик РФ. Причем я бы хотел отметить, что все-таки он — яркий политик прошлого, безусловно. Потому что если вспомним начало 90-х годов – если мы говорили о демократических силах, мы в первую очередь говорили о Борисе Немцове…

С.БУНТМАН: Почему? Мы говорили о Чубайсе, Гайдаре, прежде всего…

В.ФЕДОРОВ: Да, но почему-то Немцов, на мой взгляд, ассоциировался как бы с народным политиком, потому что он пришел из провинции в Москву, он стал работать в правительстве, и он отличился, кстати говоря, своими демократическими решениями, будучи заместителем председателя правительства. Он принимал неординарные решения…

С.БУНТМАН: Какие демократические решения? «волги», что ли?

В.ФЕДОРОВ: Безусловно, конечно.

С.БУНТМАН: Да это такая популистская штука. Кто ж сядет на волгу, особенно в правительстве?

А.МАСТЕРОВА: Ну в метро же ездит.

С.БУНТМАН: Сейчас, сегодня, да.

В.ФЕДОРОВ: Тем не менее, нужно это отметить.

С.БУНТМАН: Сейчас, секунду, вы продолжите. Я хочу результаты голосования объявить. А результаты голосования таковы: мнения разделились – считают 57,7% тех, кто нам позвонил, что у Бориса Немцова есть будущее как у политика в России. 42,3% считают, что нет у Бориса Немцова политического будущего в России, так что это те, может быть, кто с вами согласен. И все-таки почему прошлого? Вот вы говорили сейчас – демократические, может, популистские, яркая фигура, младший Борис – как в Англии были все эти замечательные анекдоты – Борис большой, Борис маленький, в смысле – молодой и старый, шутили все по этому поводу. А сейчас что? Почему вы считаете, что ему не места сейчас?

В.ФЕДОРОВ: Вы знаете, историю отдельного политика нужно прослеживать с историей политической партии и вообще политического процесса в стране, и если проследить этот процесс, то плюсы все-таки не на стороне Немцова и не на стороне правых сил, к сожалению. И это, кстати говоря, на мой взгляд, не вина самих этих политиков – я имею в виду и Бориса Немцова, и Ирину Хакамаду, и других политиков, которые представляли правые силы в стране, — не вина их в том, что сложилась такая ситуация, потому что, на мой взгляд лично, необходимо говорить не о политической партии в данном случае, а о поступательном движении и изменении мнения самого народа в отношении той или иной политической силы в стране.

С.БУНТМАН: И здесь никакой роли – ни позитивной, Анна, Вячеслав, ни негативной – самого движения в том виде, в каком есть, было, остается Союз Правых Сил, нет, и самих политиков?

А.МАСТЕРОВА: Я бы, честно говоря, поспорила…

С.БУНТМАН: Вячеслав, я вас правильно понял, что вы говорите об объективно сложившейся ситуации? Вот был интерес, и нет интереса.

В.ФЕДОРОВ: Я говорил о том, что в начале 90-х годов страна получила свободу, люди получили свободу. Но если представить историю народа — сколько лет потребовалось для того, чтобы эту свободу получить, и вот она в руках у народа, и как народ этой свободой распорядился. Конечно, в первую очередь, это единый порыв, это триумф демократических сил…

С.БУНТМАН: Ну это когда был триумф-то?

В.ФЕДОРОВ: В начале 90-х годов. А потом что произошло? А потом народ спросил – «А что нам делать с этой свободой?»

С.БУНТМАН: А потом наступила проза жизни.

В.ФЕДОРОВ: А потом наступила проза жизни. И как раз этот период — ключевой. Потому что если бы сохранилась вера, если бы сохранилось это дальнейшее поступательное движение, не было бы этих выборов президента России в 95-м году и в дальнейшем, не было бы этого отката от демократии.

С.БУНТМАН: Ну понятно. Пожалуйста, Анна, что вы считаете?

А.МАСТЕРОВА: Я бы все-таки поспорила с Вячеславом насчет такого прямо категоричного заявления о том, что у Немцова нет будущего…

В.ФЕДОРОВ: Я этого не сказал.

С.БУНТМАН: Нет, Вячеслав этого не говорил, я согласен. Он сказал, что просто сейчас изменилась вот так ситуация.

А.МАСТЕРОВА: Да, ситуация изменилась, и наверное, та оппозиция, которую СПС представляет, в такой форме, в которой она сейчас существует, вряд ли что-то можно будет сделать. Мне кажется, что вероятно и я надеюсь, народится какое-то новое политическое или неполитическое объединение, в котором Немцов будет играть очень важную роль. По крайней мере, последний доклад, который он сделал совместно с Владимиром Миловым, он обозначает некоторое движение в эту сторону. Опять же, в марте Немцов и Милов готовят общедемократический конгресс. Что, появилась какая-то новая платформа для объединения? Почему в этот раз все получится или не получится? Мне бы очень хотелось задать эти вопросы Немцову.

С.БУНТМАН: Сейчас придет – зададим. Пока вот то, что нам пишут. «У Немцова даже больше шансов, чем у Касьянова. Ура!» — пишет Оля. Наверное, она из результатов голосования взяла. «Умный классный парень» — пишет Оля. Опять Оля. «Немцов – абсолютно неинтересная личность с чужими мыслями в голове и особенностью «Я вам сейчас все объясню», — Сергей пишет. Господин Шарафутдинов: «Немцов – еще не раскрывшийся талант. Может иметь бурное будущее!» — гадалка просто такая с хрустальным шаром. Будущее… «Он – человек, наделенный организаторской хваткой, которой обладали Молотов, Куйбышев, Каганович и Орджоникидзе».

А.МАСТЕРОВА: Интересное сравнение.

С.БУНТМАН: А дальше гениально: «Но ему нужен такой же руководитель, как Сталин». Очень хорошо – Немцов как железный нарком. Это мне нравится. Спасибо, господин Шарафутдинов. «Ездили бы чиновники на волгах, не давили бы они нас на Мерседесах». Янис, вы думаете, получить бампером волги – это приятнее, чем бампером Мерседеса, по любому месту? Не знаю. «Интересно узнать – о настроении народа где вы взяли?» — Наталья с вами спорит. «Где господин адвокат почерпнул свои знания о настроении народа? Неужели профессиональный адвокат может доверять нашим соцконторам?» Перевожу Наталью на более доступный язык – то есть опросам общественного мнения. Откуда вы знаете, что не нужна такая идея?

В.ФЕДОРОВ: Я сужу по результатам выборов в стране. Дело в том, что даже если принять факт грубого нарушения законодательства о выборах, даже если принять факт той пропаганды, которая существовала и существует на телевидении в отношении дискриминации каких-то политических сил…

С.БУНТМАН: Если даже это, то все равно?

В.ФЕДОРОВ: Все равно. Даже если мы берем тот результат, который получил Союз Правых Сил, а там он на уровне арифметической погрешности, как я понимаю, да? – то это уже является не то что даже примером, а просто фактом того, о чем я сейчас говорю.

С.БУНТМАН: То есть вы считаете, что все равно был бы этот самый пресловутый 1%... я Ольге хочу сказать, которая нам прислала: «А сколько у нас составляет 1%?» Ну это вы вычислите – возьмите количество избирателей, возьмите явку из него, и 1% от тех, кто проголосовал. И вообще эти сведения есть в Интернете, сколько это. По масштабам России немного, по масштабам, скажем, города, — это немного. Ну вот смотрите – если вы считаете, что даже если б кампания нормально шла, если б все имели равные права, были бы дебаты – не в 7 утра…

А.МАСТЕРОВА: И в 11.00.

С.БУНТМАН: Ну, да какие-нибудь дебаты я взял и со спичкой в глазах посмотрел случайно, какую-то дискуссию, когда был Немцов, когда была «Гражданская сила», и что-то они начали друг про друга выяснять, и Немцов еле успел сказать несколько важных вещей. Это же не дебаты, без основных кандидатов. То есть вы считаете, что все равно был бы 1%?

В.ФЕДОРОВ: Нет, я так не считаю. Конечно же, не считаю. Я хотел сказать о том, что народ получает то, что он хочет получить, и народ получает то, во что он верит, прежде всего…

А.МАСТЕРОВА: Это, может быть, от недостатка информации?

С.БУНТМАН: А почему он начинает в это верить?

В.ФЕДОРОВ: Не только из-за недостатка информации. Я, например, сужу по своему опыту – я телевидение не смотрю уже в течение трех лет, например, потому что… ну, понятно, почему – потому что там мало что можно посмотреть интересного и стоящего. Я сужу о том, что сдвиг общественного мнения произошел из-за того, что кризис экономический в стране, который разразился в 90-е годы, он народ подкосил. Он подкосил его мнения и его стремление к свободе.

С.БУНТМАН: А вот интересно, кстати говоря, — Анна, вы читали доклад внимательно, и в докладе, и то, что постоянно говорит Немцов, — когда был разрешен кризис? Когда начали выходить из кризиса интенсивно – еще 98-99 гг., да?

А.МАСТЕРОВА: Да, то есть в 98-м это на какое-то время прервалось в связи с дефолтом, а после возобновилось, и вполне цифры сопоставимы, как утверждает Немцов, — те же самые 6,4%, сравнимые с теми, которые есть сейчас, роста. И вроде как бы где эта погрешность? Почему люди стали жить хуже в 90-е, а сейчас все так хорошо?

С.БУНТМАН: Ну да. Остаются вопросы. Ольга, я вас не хотел обижать, что вы не можете прочитать ни в Интернете и нигде цифру, но так, посчитаем в уме, сколько это. Сколько у нас явка была?

А.МАСТЕРОВА: Я уже не помню – 60-70…

С.БУНТМАН: Ну большая. Ну возьмем даже 70%. Ну, возьмем, что это 70 миллионов. От 70 млн 1% — это 700 тысяч, да? Такого порядка, Ольга. Я просто не хочу вас и никого другого обманывать. Смотрите, вот здесь один важный аспект. У нас Борис Немцов будет сразу после половины по московскому времени. И тогда на него все набросимся, а сейчас пока рассуждаем. Вот смотрите, что нам пишут: «Немцова загубил Ельцин», — пишет Сергей. Знаете чем? «Загубил Ельцин, взяв его в Москву раньше времени».

А.МАСТЕРОВА: То есть ему погубернаторствовать надо было?

С.БУНТМАН: Да. И он попал как раз вот в эту мясорубку. Я не знаю, мы 500 раз с самим Борисом Ефимовичем разговаривали, и в эфире, и с Немцовым, и с другими, как их называли, «молодыми реформаторами» — не раньше ли времени? Конечно, они сгорели и очень серьезно в этой топке середины 90-х. Ну может быть. И он говорит: «Теперь Немцов – это пересаживание чиновников на волги, и все, больше никаких ассоциаций». Вот интересно. Вот вы это считаете, Вячеслав, демократической мерой, а вот Сергей говорит, что одна популистская ассоциация такая, не самый умный ход. Так. Еще что. «Голосование за Немцова говорит о желаемом, а не о возможном». Лион, в какой части? В части 42% или 57%? О желаемом. Дальше. «Очень наивен» — Сергей. «Немцов – не Явлинский. Андрей». Это точно совершенно. Знаете, надо на голосование поставить: Немцов – это Явлинский или Немцов – это не Явлинский? По-моему, это странно даже. Так. «Борис Ефимович, мы с вами принимали участие…» — это потом. Дальше. «Кто-то из гостей упал с Луны». Я не знаю, кто-то из вас. Почему? Друзья мои, пишите яснее. Про пирамиды – это мы потом. Вот – они участвовали в пирамидах ГКО все-таки, как по вашему, молодые реформаторы – они участвовали в формировании той пирамиды ГКО, которая, Вячеслав, вы сказали, когда все это рухнуло, когда образовался дефолт? Конечно, народ забеспокоился страшно о том, что все, кому это нужно. Киреенко, которого поставили на ликвидацию этой пирамиды… Вот они сами виноваты в этой пирамиде, как вам кажется?

В.ФЕДОРОВ: Я считаю, что тогда это был, можно сказать, основной источник пополнения бюджета страны. Потому что цены на нефть были далеко не такие, какими они являются сейчас. Другое дело, что таким образом разрушив эту пирамиду и навредив стране и тем кредиторам, которые участвовали в финансировании таким способом, больше сделано было плохого, чем те цели, которые были достигнуты.

С.БУНТМАН: Понятно. Анна.

А.МАСТЕРОВА: Ну, если продолжить мысль Вячеслава – с другой стороны, пирамида в любом случае когда-то рухнет, и после этого начали уже выстраиваться какие-то основы рыночных отношений, уже приватизация в какой-то степени приобретала какие-то формы, но основу-то какую-то… ни на чем же не сделаешь, как мне кажется…

С.БУНТМАН: Ну да, еще я вам читаю то, что вы нам присылаете. +7 985 970 45 45. «Если б народ понимал и выступал за свои интересы, ему б не была важна фамилия и ее новизна», — это мы говорим о будущем или о том… между прочим, народ, наблюдатели на уровне квартала или на уровне социологических опросов – как раз не за перемены, и не за перемены лиц, между прочим. И, как была совершенно гениальная шутка – у нас не выбирают президента, у нас президенту меняют ник и аватар. Это замечательно совершенно. Так что как раз не перемены — и основной узел пропаганды: не перемены, а продолжение.

А.МАСТЕРОВА: А страшно.

С.БУНТМАН: Ну да, так что нужна не новая фамилия. «Не политиков, а бошки свои надо менять», — дед Пихто. Господи, ну можно сказать «головы», «мозги», давайте как-нибудь по-другому. Так, дальше. «Буковский наглядно показал, чем практики отличаются от болтунов, а наши болтуны десятилетиями топчутся и только любуются собой», — Павел написал. И тут еще написали: «Немцов принадлежит к тем политикам, которые хорошо и складно объясняют, почему у них не получилось». Понимаете – вот практика и не практика. Вы считаете Немцова практическим политиком? Или был он им, есть или будет? Вот один маленький вопрос, потому что у нас 40 секунд остается до новостей.

В.ФЕДОРОВ: Сложно быть политиком в эпоху перемен, в эпоху, когда рушится старое и возрождается новое…

С.БУНТМАН: Так это самое-самое поле для политика. Нет?

В.ФЕДОРОВ: Как раз эти политики долго не продерживаются. Их сметает история.

С.БУНТМАН: А, сложно оставаться в политической жизни.

В.ФЕДОРОВ: Конечно.

С.БУНТМАН: Понятно. Очень коротко, Анна, пожалуйста.

А.МАСТЕРОВА: Ну, политик-практик может себя проявить как практик, если он находится внутри власти…

С.БУНТМАН: Но он проявил себя как практик?

А.МАСТЕРОВА: Мне кажется, что да.

С.БУНТМАН: Хорошо. Мы сейчас прервемся, и у нас тут за это время, пока будет перерыв и вы нас не видите, не слышите, как раз появится Борис Немцов.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Ну что ж, мы продолжаем. Сейчас появится Борис Немцов, через секунду уже, он поднимается по лестнице. Мы следим за всеми его передвижениями. И сейчас я читаю то, что вы мне тут написали, и расскажу вам, с кем мы разговариваем кроме Бориса Немцова, который сейчас придет, — Анна Мастерова, переводчик и журналист газеты «Вашингтон Пост», и Вячеслав Федоров, адвокат, — это члены клуба привилегированных слушателей «Эха Москвы». «Немцов может и должен, не падая духом, не смотря ни на что, подготавливать новую политсистему. Желаю Борису Ефимовичу сил и вдохновения». Игорь пишет нам: «Не в Немцове дело. Они участвовали в коробках из-под ксероксов, залоговых аукционах, войне в Чечне, при них формировалась семейная олигархическая система. Признаки свободного государства таковы: это свобода граждан от голода и нищеты, свобода от страха и угроз, свобода вероисповедания и свобода слова. А начало 90-х – мы видим и имели в виду, что Немцов и команда дали свободу для наглых». Вячеслав, у вас своеобразное видение. «Ничего нового…» — чего? Не понял. Это про другое. На президентских выборах, сначала вел себя резко, резво, а потом как-то, пишут, сдулся. Вот скажите мне, дорогие друзья, Анна и Вячеслав, вот то, что Борис Немцов снялся с выборов, это для вас как?

А.МАСТЕРОВА: Для меня это было неожиданно, если честно.

С.БУНТМАН: А кроме неожиданно?

А.МАСТЕРОВА: Ну, кроме неожиданно – для меня было важно, что после того, как он снялся, он, в общем-то, сначала поддержал Касьянова, потом, когда Касьянова сняли, он стал призывать активно эти выборы бойкотировать. Хотя, в общем, для меня неоднозначно, потому что мне непонятно, почему тогда их не бойкотировать с самого начала? И почему это стало ясно только сейчас?

С.БУНТМАН: Понятно. А вот и Борис Немцов. Здравствуйте, Борис Ефимович, быстренько проходите.

Б.НЕМЦОВ: Извините Христа ради.

С.БУНТМАН: Как метро?

Б.НЕМЦОВ: Метро – нормально. Главное – до него дойти. Метро – отлично. Очереди большие за билетиками.

С.БУНТМАН: Да? серьезно?

Б.НЕМЦОВ: Да, но я новый способ, ускорил – там, оказывается, можно купить с рук, но дороже, билет без очереди.

С.БУНТМАН: Серьезно? Вот, пожалуйста, малое предпринимательство, о котором так много говорят. Так, Борис Ефимович, начинаем с места в карьер. Это Анна, это Вячеслав, наши привилегированные слушатели.

Б.НЕМЦОВ: Очень приятно.

С.БУНТМАН: Мы тут перемывали кости…

Б.НЕМЦОВ: Кому?

С.БУНТМАН: Ну кому-кому… Борису Немцову, кому ж еще…

Б.НЕМЦОВ: Безобразие, я сам ненавижу опаздывать…

С.БУНТМАН: Я понимаю, все, мы это оставили, у нас не так много времени. Вот что – у нас еще два звонка будет: мы в Петербург должны позвонить и, извините, в нижний Новгород.

Б.НЕМЦОВ: Почему «извините»-то? я люблю Нижний Новгород.

С.БУНТМАН: Так вот и хорошо. Но может, что-нибудь скажут не то. Хорошо. Сразу. Мы сейчас вот на чем остановились. Мы проголосовали – есть ли политическое будущее в России у Бориса Немцова? 57,7% — считают, что есть, и 42,3% — что нет.

Б.НЕМЦОВ: Так, ну демократично.

С.БУНТМАН: Нормально.

Б.НЕМЦОВ: Это результат, который я получил на выборах губернатора в 1995 году. Именно такой.

С.БУНТМАН: Отлично. А сейчас мы говорим об этих президентских выборах и о ситуации. И вот Аня говорила, что для нее было совершенно неожиданно, когда вы сошли с гонки и когда призывали потом, говорили, что неплохо было бы вообще эти выборы побойкотировать. Почему это не было понятно с самого начала? Что за такой ключевой момент? Что стало переломной точкой?

Б.НЕМЦОВ: Я сейчас поясню. Дело в том, что и Сою Правых Сил, и я всегда говорили о том, что главная проблема демократов – это то, что они не могут объединиться, и то, что они по любому поводу выясняют, кто из них главный, кто из них старший. Когда выяснилось, а это было в конце прошлого года, что у нас аж два кандидата от демократической оппозиции – я имею в виду Михаила Касьянова и себя, — то я посчитал для себя ключевым не добиться того, чтобы я один был, а добиться того, чтобы был все-таки один кто-нибудь, и я начал вести переговоры и с Касьяновым, и с Буковским, который, вы знаете, тоже участвовал в этой гонке. И после этих переговоров я пришел к выводу, что единственный шанс, чтобы остался один кандидат, это мне уйти. Понимаете, я считаю, что амбиции демократов – это главная проблема России. Можно сколько угодно режим обвинять в авторитаризме и так далее, но я считаю, что режим стал таким, потому что демократы разобщенные и не могут выяснить, кто из них старше, кто из них не старше. Поэтому я показал пример достойного поведения, извините за нескромность, и снял свою кандидатуру. Потом вы знаете, что было – потом «известного» демократа Богданова зарегистрировали, а всем известного по-настоящему Касьянова сняли. Но это было уже потом. Теперь по поводу бойкота. Дело вот в чем – я когда снимался, обратился к гражданам, оставшимся в гонке, в том числе к Касьянову…

С.БУНТМАН: Чтобы они ультиматум выдвинули?

Б.НЕМЦОВ: Да, условия такие: первое – Медведев должен участвовать в дебатах. Это неуважение к российскому народу, если наиболее вероятный президент страны или наиболее вероятный кандидат даже не удосужится поучаствовать в важнейшем для страны разговоре, а именно – куда он собирается Россию двигать и какой стратегии он собирается придерживаться. Он то ли трусливо, то ли высокомерно, не знаю, но он отказался. Это безобразие. Второе – мы считали принципиальным, чтобы были равные условия для всех кандидатов, в первую очередь на федеральных телеканалах. Вот через 20 минут будет первая программа российского телевидения – программа «Время» она называется – обратите внимание, как она демонстрирует битву кандидатов.

А.МАСТЕРОВА: А вы надеялись, что будет по-другому?

Б.НЕМЦОВ: Я не надеялся, Анна, а я говорил следующее, в первую очередь Зюганову…

А.МАСТЕРОВА: Зюганов выступал и призывал Медведева к дебатам.

Б.НЕМЦОВ: Я говорил Зюганову так: «Геннадий Андреевич, вы как тот олимпиец – участвуете в президентских выборах раз в 4 года, никогда не выигрываете, но в данном случае вы – гарант легитимности этих выборов. Поэтому если о вас опять будут вытирать ноги, может, вам – и по-человечески, и по-политически – стоит все-таки отказаться от этого безобразия? Чтобы власти наконец задумались, что надо уважать Конституцию, что надо прекращать цензуру, что нужно себя достойно вести. Может, вы снимитесь? Все равно – сколько они вам напишут, с тем вы и согласитесь…»

С.БУНТМАН: Зюганов не снялся, мы все знаем. Аргументы вас убеждают?

Б.НЕМЦОВ: Зюгановские?

С.БУНТМАН: Да.

Б.НЕМЦОВ: Нет.

С.БУНТМАН: Почему?

Б.НЕМЦОВ: Я считаю, что он хоронит… в принципе, я не сторонник коммунистической идеи, считаю, что она нашу страну в тупик загнала, но тем не менее…

С.БУНТМАН: Нет, она есть, и это есть политическая сила такая, это достаточно крупная партия.

Б.НЕМЦОВ: Нет, я согласен. Я ж не против. Но просто я антикоммунист, а они коммунисты, вот и вся история. Я хочу сказать другое – я считаю, что в данном случае с точки зрения коммунистической партии Зюганов уступает ее могильщикам, потому что он участвует в заведомо проигрышном мероприятии, заведомо унизительном мероприятии, об него вытирают ноги, его используют для того, чтобы показать, что вот у нас тоже есть оппозиция.

А.МАСТЕРОВА: Но с другой стороны, у Зюганова на данный момент есть площадка для того, чтобы обратиться к своим избирателям, к сторонникам своей партии…

Б.НЕМЦОВ: Я понял. Дело в том, что площадка у него и так есть, поскольку он руководитель фракции в ГД, и вы знаете, что там довольно много коммунистов. Их существенно меньше, чем остальных, но все равно. Второе – я считаю, что для Зюганова все-таки важно, чтобы не он рисовался на телевизоре, а чтобы все-таки была серьезная дискуссия о путях развития страны. Неужели это непонятно? Это ж самое главное. Вы обратили внимание – сегодня Путин подводил итоги. Он сказал очень критично – сказал «Все было отлично», замечательно все было… вы слышали?

С.БУНТМАН: Да нет, он сказал, что коррупции полно…

Б.НЕМЦОВ: Цитирую – «В целом не было ни одной серьезной ошибки». Это цитата. Но кое-где у нас порой… честно жить не может… знаете, еще при Брежневе было, и День милиции под эту песню отмечается, это мы все хорошо знаем. Я считаю, что, например, на выборах было бы неплохо проанализировать итоги по-настоящему. Так, как мы попытались с Владимиром Миловым это сделать в докладе…

С.БУНТМАН: Мы сейчас вернемся к докладу. Просто у нас есть в Петербурге тоже член нашего клуба – Константин Бровцев, аспирант кафедры Теории и философии политики. Он, кстати, автор работы о психологических типах в политике. Вот так вот. Сейчас мы услышим. Алло, здравствуйте.

К.БРОВЦЕВ: Здравствуйте.

С.БУНТМАН: Константин, ваш вопрос.

К.БРОВЦЕВ: Приветствую, Борис Ефимович. Хотелось бы узнать, что вы думаете по поводу наличия психологических типов в современной российской политике.

С.БУНТМАН: Какой превалирует? Или что?

К.БРОВЦЕВ: Какие наиболее востребованы? Вот мы видим, что конструируют психологический тип Медведева примерно под тип путинский. Какие в элите превалируют и какие наиболее востребованы российским обществом?

С.БУНТМАН: Интересно.

Б.НЕМЦОВ: Я, честно говоря, не психиатр, не психолог…

С.БУНТМАН: Это вопрос по работе – материал собирает Константин.

Б.НЕМЦОВ: Конечно, мне фрейдизм нравится и, в общем, исследование психотипов, наверное, важная тема…

С.БУНТМАН: А может, Константин не психоаналитическую работу ведет, а другую?

Б.НЕМЦОВ: Может быть. Я хочу сказать, что Путиным востребованы умеренные, аккуратные, лояльные и послушные, а стране нужны профессиональные, честные и порядочные. Вот я должен сказать, что требования, которые предъявляют граждане к властям, сильно отличаются от требований, которые Путин предъявляет своим подчиненным.

С.БУНТМАН: А из чего это видно, что граждане предъявляют?

Б.НЕМЦОВ: Ну, вот из опросов. Вы возьмите любой опрос – какой должен быть президент. Первое – он должен быть честный, патриотический. Правильно? он должен быть профессиональный… А теперь зададим вопрос Путину по поводу Медведева – какой он? Послушный, лояльный, проверенный в разных ситуациях.

С.БУНТМАН: А Путин говорил сегодня – он честный, и мы с ним спорим, и я к нему прислушиваюсь, и хороший менеджер…

Б.НЕМЦОВ: Вы знаете, если Путин считает его самостоятельным, честным и так далее, то пусть он тогда уходит. Вот пусть выберут скорее всего Медведева, и пусть Медведев как самостоятельный, честный, приличный и человек независимый продолжает работать. А вот вам не кажется, что здесь какое-то лукавство? С одной стороны, он такой самостоятельный, честный, а с другой стороны, я на всякий случай еще на Краснопресненской набережной за ним понаблюдаю, и в случае чего подправлю.

С.БУНТМАН: Ну почему сразу понаблюдаю?

Б.НЕМЦОВ: А что поделаю?

С.БУНТМАН: Человек хочет поработать в правительстве…

Б.НЕМЦОВ: Я вас умоляю… Сергей, а вам не кажется, что для президента путина, который узурпировал власть и который у нас такой царь всея Руси, крайнее унижение сидеть на Краснопресненской набережной? И, кстати, быть таким Зубковым, в скобках Фрадковым. Вам не кажется?

С.БУНТМАН: Ну он возьмет, перевернет сейчас правительство, срубит два этажа с правительства.

Б.НЕМЦОВ: Я понял – дело вот в чем. У нас в стране по Конституции главой государства вообще является президент. Президент может уволить премьер-министра. Для Путина быть премьер-министром – крайне унизительная обязанность. Кроме того – еще и опасная, потому что он привык работать, когда нефть дорогая, а сейчас, когда мир перед кризисом стоит и перед рецессией, и нужно будет принимать действительно серьезные антикризисные решения, я думаю, он просто не справится, поскольку у него такого опыта нет.

С.БУНТМАН: Константин у нас здесь еще?

К.БРОВЦЕВ: Да.

С.БУНТМАН: Константин, как вы относитесь к такому ответу, в чем-то развернутому, а в чем-то лапидарному?

К.БРОВЦЕВ: Ну, довольно интересный ответ, на самом деле. Я просто считал, что в общественном сознании как раз-таки образ Путина накладывается на образ Медведева. Ну вот Борис Ефимович подчеркнул разницу именно. Спасибо.

С.БУНТМАН: Спасибо, Константин. Ну вот разница.

Б.НЕМЦОВ: Я могу сказать, какая разница, на мой взгляд, между Путиным и Медведевым, если вам интересно. Есть три особенности. Первая – Медведев не чекист. Это, кстати, важный момент. Он гражданский человек. Второе – Медведев, в отличие от Путина, имеет опыт работы в частном бизнесе. Он работал в компании «Лимпайп» — это частная довольно крупная компания, которая занимается целлюлозно-бумажной промышленностью. Третье – он приходит к власти нечестно, но не на войне, не на крови, не на лозунге «Мочить в сортире». Это очень важно. Да, выборы нечестные, все понимают. Все понимают, что это фарс. Но в то же время – не взрываются дома, Сергей, и не проводятся зачистки, спецоперации, исчезновения людей. Мне кажется, что вот эти три особенности, состоявшиеся сейчас, они очень важны для оценки будущей ситуации. С другой стороны, очевидно, что он человек несамостоятельный. Очевидно, что он подвержен сильному влиянию Путина. Очевидно, что его Путин, собственно, за это и назначил преемником. И дальше все будет зависеть от того, какую он будет проводить политику. Если он будет тенью Путина, я считаю, что это неминуемый конфликт, в котором он, кстати, выиграет, потому что у нас всегда выигрывает тот, кто в Кремле сидит.

А.МАСТЕРОВА: А Медведев может уволить Путина в какой-нибудь ситуации?

Б.НЕМЦОВ: Я бы на его месте сделал это ровно 7 мая этого года, то есть в день инаугурации, просто сразу, не потому что против…

А.МАСТЕРОВА: А что будет 8-го?

Б.НЕМЦОВ: назначил бы премьер-министра, согласовав его даже с депутатами Госдумы, но человека… понимаете, это невозможно. Двоевластие в России – это всегда смута. Это же двоевластие, так? Это всегда конфликт. От него всегда страдают обычные, рядовые граждане. И нечего ставить эксперименты над страной. Нечего их ставить. Уже было двоевластие. Уже Ельцин и Хасбулатов с Руцким – помните это двоевластие? И танки, стрелявшие по парламенту. Это было двоевластие чистейшее.

В.ФЕДОРОВ: А сейчас будет двоевластие, вы считаете?

Б.НЕМЦОВ: Конечно. Смотрите – по Конституции…

С.БУНТМАН: Между прочим, в том же доме, что и тогда.

Б.НЕМЦОВ: Да, совершенно верно, дежавю такое. По Конституции вся власть в стране, к сожалению или нет, но по факту принадлежит президенту – он назначает правительство, он снимает без согласования с думой, очень важный момент – премьер-министра, он назначает и снимает губернаторов, он контролирует важнейшие информационные ресурсы страны. К сожалению, но это так. Ему подчиняется, по факту Генеральная прокуратура. Он сильно влияет на парламент, и фактически он ему тоже полностью подчиняется. Короче говоря, он Верховный Главнокомандующий по Конституции… А по понятиям – Путин будет считать, что все делает он. Не по Конституции. И в результате – это лобовой конфликт. А кроме того – окружении Путина будет стремиться всю собственность, которую они себе прибрали, сохранить, а новое окружение Медведева, которое неминуемо появится, скажет, что это неправильно, мы тоже хотим.

С.БУНТМАН: Секунду. У нас есть Нижний Новгород. Марат Мансуров у нас, частный предприниматель. Марат.

М.МАНСУРОВ: Алло.

С.БУНТМАН: Здравствуйте, Марат. Задайте свой вопрос Борису Ефимовичу.

М.МАНСУРОВ: Здравствуйте, Борис Ефимович.

Б.НЕМЦОВ: Да, Марат, добрый вечер.

М.МАНСУРОВ: Вопрос такой – каким образом может быть вообще осуществлен переход власти в таких условиях, когда мы знаем, что избирательный закон у нас изменен до таких уже форм, что невозможно никого сдвинуть с места. А чтобы какую-то революцию организовать, я думаю, что пока нет такого количества людей, чтобы выйти на улицы и устроить шум.

Б.НЕМЦОВ: Я понял. Во-первых, Марат, скажу вам – я противник революции, особенно в России. В России революция – это всегда кровь, это всегда хаос, и это всегда такая пена, которая поднимается со дна и потом долго оседает. Вот я категорический противник. Россия – не Украина. Я думаю, что если б у нас что-то похожее на «оранжевую» революцию было, то кровища текла бы по всем площадям. Я считаю, что демократические силы, которые я имею честь представлять, должны в конце концов начать уже объединяться в широкий – хотите, назовите это «Народный фронт», хотите, назовите это движение «Солидарность», но в широкую силу политическую, с которой власть вынуждена была бы считаться.

С.БУНТМАН: Мы сейчас вернемся к этому. Марат, вас удовлетворил ответ?

М.МАНСУРОВ: Вообще конечно удовлетворил. Но у меня сразу еще один вопросик. Можно задать?

С.БУНТМАН: Давайте маленький.

М.МАНСУРОВ: Борис Ефимович, насколько я помню, были объявлены итоги выборов в Госдуму 2007-го года на избирательных участках в городе Лондоне, и там СПС, насколько я помню, набрала больше 20%. Как вы считаете, это показатель того, что не удалось какие-то фальсификации сделать?

С.БУНТМАН: Понятно, спасибо, Марат.

Б.НЕМЦОВ: Марат, я вам раскрою страшную тайну нашей партии – мы везде побеждаем, в таких странах, как Германия, Великобритания, США, Израиль и так далее. Проблема в том, что избирателей там мало. Было бы побольше избирателей, конечно, я думаю, мы бы были сейчас лидирующей партией страны. Кроме того, я могу сказать, почему это происходит. Дело в том, что там нет путинской цензуры, во-первых, а во-вторых, люди, которые там, они могут, я бы сказал, достаточно отстраненно смотреть на ситуацию в стране и более холодно ее оценивать.

С.БУНТМАН: Сейчас, одну секунду. Здесь очень много задают вопросов, и я чувствую, что вопросы есть еще и об СПС. Я сейчас задам вопрос нашим слушателям. Мы знаем о вашей приостановке и то, что партизан Немцов на допросе в «Независимой газете», читали мы сейчас – «Не скажу!» — отвечал на все вопросы Немцов… «Борис Немцов, номер части такой-то» — больше никаких ответов нет. Но сейчас я хочу о будущем СПС спросить у наших слушателей. Что сейчас должен делать Союз Правых Сил? Это относится к очень многим старым формированиям. Можно было задать вопрос по старым демократическим формированиям 90-х годов. Как вы считаете, СПС должен самораспуститься или продолжать свою деятельность?

Б.НЕМЦОВ: Или, например, стать участником объединительного процесса.

С.БУНТМАН: Но как формирование или как набор людей? Вот сейчас я спрошу. Самораспуститься – это значит не участвовать как формирование даже в какой-то большей коалиции, не входить туда группой. Так вот. Если считаете, что самораспуститься – 660 01 13. Если считаете, что нужно продолжать в своем виде – то ли входить куда-то, то ли самостоятельно, но существовать как Союз Правых Сил – 660 01 14. Быстренько голосуем. У нас две минуты с вами.

С.БУНТМАН: Итак, давайте, голосуем, все. Итак, если вы считаете, что СПС должен самораспуститься, — 660 01 13. Если должен остаться – 660 01 14. Не надо подглядывать пока. Лучше отвечать на вопросы.

Б.НЕМЦОВ: Народное голосование – разве это тайна?

С.БУНТМАН: Да нет, Борис, это просто отвлекает. Сейчас надо еще сказать – из-за всех этих историй с пробками у нас всего 4 минуты осталось, даже три, — и вот за это время надо сказать, возможно ли сейчас на основе каких-то старых или просто выдергивать – например, приостановивший Немцов с расформированной партией, Рыжков, еще какие-то люди, которые выходят откуда-то и не принадлежат уже всецело, не входят в организационные структуры каких-то формирований, должны новое какое-то демократическое движение образовать, как вы считаете?

Б.НЕМЦОВ: Ну, мы решили в Петербурге весной провести конференцию на эту тему с тем, чтоб, во-первых, выработать стратегию, а во-вторых, попытаться все-таки точки соприкосновения найти с тем, чтобы двигаться дальше. Единственное, чего бы не хотелось – не хотелось бы торопить события. Вот знаете, много раз мы уже обжигались – давайте-давайте, быстрее-быстрее, и в итоге все проваливалось. Поэтому, я думаю, сейчас надо делать все аккуратно, последовательно, спокойной. Второе – я убежден, что это движение не должно быть лидерским. То есть в нем должно быть коллегиальное руководство. Ну, прежде всего, председатели. Третье: важнейшая тема – это объединительная программа, платформа. Очень важно, кстати, на этой конференции оценить наследие Путина. Вот вы знаете, удивительно, что в обществе никто не обсуждает, какую страну нам оставляет Путин. Кроме Путина. Путин это обсуждает, а страна нет.

С.БУНТМАН: Обсуждают многие эксперты, обсуждает тот же самый Илларионов.

А.МАСТЕРОВА: Это все обсуждается в Интернете.

Б.НЕМЦОВ: Обсуждается в Интернете, причем на малопосещаемых порталах, поскольку большие – подцензурные. И кроме того – те…

С.БУНТМАН: Кто мешает посещать серьезно порталы? Пока нет такого…

Б.НЕМЦОВ: Нет, вы можете найти какой-нибудь информационный ресурс в Интернете, который посещали бы сотни тысяч людей в день и где была бы такая дискуссия об итогах Путина? Таких ресурсов нет.

С.БУНТМАН: Может, они неинтересны?

Б.НЕМЦОВ: Да это очень важно для будущего страны. Мы пока диагноз не поставим… вот я считаю, что Путин построил коррумпированный капитализм, и до тех пор, пока мы не разгребем эти авгиевы конюшни, счастья и успеха в стране не будет, и у людей тоже. А он считает, что он все классно делает. Вам не кажется, что неплохо бы эту тему обсудить?

С.БУНТМАН: Конечно. Мы это сделаем еще неоднократно. Сегодня у нас получилась достаточно комканая передача. Все-таки 67% считают, что должен продолжать свою деятельность СПС.

Б.НЕМЦОВ: Вот видите как, все правильно люди считают.

С.БУНТМАН: А 32,9% считают, что должен самораспуститься. Ну, мне кажется, что стоит почитать, посмотреть и разобраться в докладе. Правда, тезисы этого доклада неоднократно слышали и в наших эфирах, и об этом говорил и Борис Немцов, и в дискуссиях…

Б.НЕМЦОВ: Я здесь еще не говорил об этом.

С.БУНТММАН: Нет, о тех вещах, которые там содержатся, говорилось неоднократно.

 

Б.НЕМЦОВ: Доклад можно прочитать на Грани.Ру, можно на моем сайте Немцов.Ру посмотреть и на сайте Милова – Милов.Инфо. К сожалению, он в такой форме, как я сейчас показываю, продается только в одном киоске у нас в стране, а именно – в «Новой Газете» на Пушкинской площади.

 

С.БУНТМАН: Понятно, друзья мои, Анна, Вячеслав, Борис, я прошу прощения, сегодня у нас так получилось, но кое-что мы успели в нашей программе «Народ против…» До свидания.

 

14 февраля 2005 года. Борис Немцов назначен советником Президента Украины Ющенко.

Президент Украины Виктор Ющенко назначил члена политсовета партии «Союз правых сил» Бориса Немцова своим советником. Об этом сообщил в понедельник, 14 февраля, сам Немцов, передает «Интерфакс».

По словам Немцова, в указе о назначении четко обозначены поставленные перед ним задачи.

"Я должен привлекать российские инвестиции в украинскую экономику и таким образом обеспечивать улучшение инвестиционного климата в Украине в целом", - отметил советник.

 

14 февраля 2001 года. Интервью британской газете Financial Times.

Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно