god-nemtsova@yandex.ru

Мы в facebook и в vk


13 октября

Ключевое событие: знакомство молодого горьковского физика Бориса Немцова с Андреем Дмитриевичем Сахаровым (13.10.1988)

Интересно: фильм о поездке в Рязань (13.10.2010)

Важно:  Борис Немцов о расколе и судьбе СПС: «Быть политической шестёркой - неприятное занятие» (статья от 13.10.2008)

Помимо этого:

13 октября 2010 года. «Лужков. Итоги» поступили в продажу.

13 октября 2007 года. Борис Немцов во Владивостоке.

Подробнее о дате

13 октября 2010 года. Борис Немцов в Рязани.

Борис Немцов и Юрий Богомолов в Рязани. 13 октября 2010Цель визита известного оппозиционного политика в Рязань – презентация доклада, подготовленного в соавторстве с Владимиром Миловым: «Путин. Итоги. 10 лет».

По приезду в Рязань Борис Немцов и  встречавшие его активисты рязанского отделения «Солидарности» направились в музей-заповедник Рязанский кремль.  Борис Ефимович осмотрел дворец Олега и Певческий корпус, пообщался с сотрудниками музея, выразил свое возмущение притязаниями Рязанской епархии на кремль.

В книге почетных посетителей музея Борис Немцов сделал запись: «Только настоящие патриоты России и Рязани способны сберечь и сохранить такое чудо».

Затем в конференц-зале гостиницы «Форум» состоялась презентация доклада «Путин. Итоги. 10 лет». Вопросов было задано задано много, так что встреча затянулась надолго.

Как вспоминает теперь Юрий Богомолов, "в тот день нас постоянно пасли провокаторы (предполагаю, под контролем центра "Э", а, может, это сами "эшники" и были), пытались забросать яйцами (сразу после экскурсии по Рязанскому кремлю и позже, уже перед отъездом). По моей идее после встречи с общественностью заехали в джаз-кафе "Фонтан" перекусить, пообщаться с музыкантами. Оттуда Боря поехал в Москву.

 

13 октября 2010 года. «Лужков. Итоги» поступили в продажу.

Обвинения оппозиции в адрес мэрии скоро появятся на прилавках. Российский книжный рынок получил неожиданный и доселе запретный товар. Российское частное издательство «ЭКСМО» начинает продажу книги-доклада Бориса Немцова «Лужков. Итоги», которая была опубликована еще в прошлом году и раньше распространялась у станций метро бесплатно,  почти как подпольная литература в советские времена.
«Несмотря на то, что 400 тысяч копий этого доклада мы распространили за последний год, издательство предложило выпустить «Лужков. Итоги», - заявил «КП» автор книги. - Не скрою, это неожиданно и очень приятно. Надеюсь, издательства и дальше будут публиковать труды оппозиционеров».

 

13 октября 2008 года. Борис Немцов о расколе в «Союзе правых сил»: «Быть политической шестёркой - неприятное занятие»

Уже несколько раз за последние дни мы возвращаемся к моменту распада СПС, партии, одним из основателей и создателей которой, являлся Борис Немцов.

До последнего этапа он возлагал на нее надежды как на единственную независимую и оппозиционную партию, и не оставлял попыток доказать, убедить в том, что судьба СПС: это свободная и альтернативная повестка с набором либеральных и демократических ценностей, но никак не кулуарные договоренности с Администрацией Президента, не уныние и апатия. Найденная нами статья запечатлела раскол организации, расстановку сил, позиции руководства и Кремля. Борис Ефимович, надо отметить, не стеснялся в выражениях и очевидно, говорил о наболевшем. Годы подтвердили: СПС канул в лету, так и не успев набрать снова политический вес, хотя бы в качестве «партии Медведева».

Приводи авторскую статью здесь практически полностью:

«Кризис российского либерализма, начавшийся практически одновременно с генезисом самого российского либерализма, наконец перешел в опасную и, похоже, финальную для либерализма стадию. Союз правых сил (СПС) и организации-спойлеры, созданные для отвлечения электората СПС на думских выборах, - «Гражданская сила» Михаила Барщевского и Демократическая партия Андрея Богданова, - одновременно заявили о своем самоуничтожении. Их ликвидационные съезды пройдут 15 ноября. Предполагается, что актив этих партий создаст принципиально новую структуру либерально-демократического толка. Самое важное то, что эта структура будет лояльно относиться к Кремлю. В одном из своих интервью один из основателей СПС Борис Немцов назвал новое начинание «союзом волка и баранов».
Происходящее, мягко говоря, удивляет. К фактическому слиянию готовятся партии, бывшие политическими соперниками, конфликтовавшие друг с другом за доли процентов оставшихся в России демократически настроенных избирателей. Впрочем, удивление проходит, когда узнаешь, что куратором проекта является главный кремлевский идеолог Вячеслав Сурков.
Еще в июле, встретившись с лидером СПС Никитой Белых и ни о чем не договорившись, Сурков продолжил разговор уже с другими партийцами - Анатолием Чубайсом и Леонидом Гозманом. В итоге в конце сентября Белых внезапно заявил об уходе со своего поста, а сменивший его Гозман заявил, что партия в любом случае обречена. Основная причина - отсутствие денег и висящий на СПС долг в $7 млн. за эфиры на проигранных думских выборах.
Анонсировав ликвидацию партии, Гозман написал гуляющее по Сети открытое письмо Борису Немцову, в котором называл того на «ты», «Борей» и в сердечном, дружественном ключе объяснял: демократы «перестали попадать в резонанс с общественными настроениями».
Немцов - один из немногих российских оппозиционных политиков, который смотрит на эту затею с нескрываемой брезгливостью. Даже бывший кандидат в президенты Ирина Хакамада заявила, что ликвидация СПС - это хорошо, т.к. карты открыты, все и обо всех окончательно стало понятно. Российские либералы силятся найти в надвигающемся союзе с властью нечто положительное. Например, то, что альтернативное мнение пустят наконец в телеэфир. Оставшиеся в ряду «непримиримых» Борис Немцов, Гарри Каспаров и Владимир Рыжков собираются 13 декабря анонсировать новое политическое движение - «Солидарность».

С Борисом НЕМЦОВЫМ беседовал обозреватель «БелГазеты».
- Зачем власти вдруг понадобилась ликвидация трех правых российских партий?
- Не трех партий, а одной партии! Никаких там других партий, кроме СПС, нет. И Демократическая партия, и «Гражданская сила» были фальшь-проектами. Эдакие виртуальные клубы единомышленников. Среди организаций, собравшихся ликвидироваться, партия лишь одна - СПС. Поэтому вопрос нужно сформулировать так: зачем решили ликвидировать СПС?
На то было три причины. Первая. СПС - единственная партия, участвовавшая в оппозиционном движении в России. Она примыкала к акциям, которые устраивали представители объединенной оппозиции, Гарри Каспаров и его сторонники. Нужно было оппозицию ослабить, для этого ликвидировали СПС. Фактически таким образом попытались отодвинуть ее членов от уличных мероприятий.
Вторая причина. В стране нарастает финансовый кризис. Власть должна была найти козла отпущения. Либералы тут как раз кстати. Власть пожинает плоды прежней собственной работы. Ранее она уничтожила все крупные партии, всех потенциальных врагов. Сейчас спешно, своими же руками, создает новых. На либералов можно будет свалить провалы в экономике.
Третья причина. Сами люди, входящие в СПС, во всяком случае многие из них, хотят сотрудничать с властью. Лично я считаю, что это дело мало того, что бесперспективное, так еще и репутационно крайне вредное. Но тем не менее такие «конструктивные» люди есть. Они не могут отказать себе в таком удовольствии, как создание марионеточной партии.
- В письме к вам Гозман сказал: демократы«перестали попадать в резонанс с общественными настроениями». Так ли это?
- В авторитарной стране общественного мнения нет. О каких общественных настроениях можно говорить?! Это касается России, Туркмении, да и Беларуси тоже касается… Нет общественных настроений! Общественное мнение находится в режиме манипуляции, все рычаги влияния - в руках официальной пропаганды. В этом смысле фраза Гозмана довольно странная. Раз нет общественного мнения, то какой резонанс тут в принципе может быть?! Когда будет свободная печать, когда в стране будет политическая конкуренция, когда публично будут обсуждаться стратегии развития страны, тогда и посмотрим, попадают демократы в резонанс с общественным мнением или нет.
Пока мы в «черных списках», в «стоп-листах» лиц, запрещенных к показу на ТВ, пока режим препятствует открытому обсуждению актуальных для государства проблем, таких как коррупция в Кремле и около него, общественные настроения просто никому неизвестны. Ведь запрещено писать о разворовывании активов «Газпрома», о связях Путина и Абрамовича, о войне в Грузии. Все это запретно! А потому общество зомбировано и манипулируемо. Поэтому я с Гозманом не согласен.
«ЭТО НЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО, ЭТО ОШИБКА»
- Зачем понадобилось создавать новую партию? Правда ли, что эта партия делается едва ли не под Дмитрия Медведева? У Путина - «Единая Россия», у либерала Медведева - партия «карманных» демократов?
- Да нет, на этом этапе они создают совершенно ручную, холуйскую, марионеточную структуру. Она не будет пока партией Медведева, формально ею будет
управлять избранное руководство. Они ведь уже назначили руководство: Гозман, Бовт, Титов - экс-глава СПС, журналист и бизнесмен. Эти трое будут послушно исполнять все указания, поскольку финансирование, менеджмент и доступ к СМИ регулируются «кремлевскими».
- Происходящее - предательство либералами ценностей, в которые они верили в 90-х?
- Нет, это не предательство, это ошибка. Ошибка, которая ударит по ним же. Очевидно ведь, что проект этот провальный, ничего толкового из него не получится. Кремль никогда не верил в либеральную идею, в европейский вектор развития страны. А раз Кремль в это не верит, добиться ничего не удастся. Ну как ты добьешься того, во что не веришь?! Все провалится!
Давайте не будем забывать о том, что они делают со своей репутацией. Быть политической шестеркой - неприятное занятие.
- Не совсем понятно, что плохого может случиться с такой партией. Не закроют же ее решением Минюста! Почему вы не допускаете, что карманные либералы превратятся в долговременный политический проект?
- Да это не нужно никому! Их используют и выкинут. И здесь главное не то, что выкинут, а то, что сожалеющих об этом будет очень мало. Ведь Барщевский вообще ушел из политики. И Богданов тоже (известный адвокат, председатель высшего совета партии «Гражданская сила» Михаил Барщевский и лидер Демпартии Андрей Богданов. - В.М.). И что-то я не видел слез горечи на глазах у их сторонников. Как-то незаметно это произошло, согласитесь.
- Действительно ли ликвидация СПС и создание нового движения связаны с опасениями роста влиятельности вашей «Солидарности»?
- Да, они очень нас боятся. Очень. Вчера был митинг памяти Анны Политковской, на нем были практически все представители движения - Гарри Каспаров, Владимир Милов, я. Пришло всего 300 человек, а ОМОНа нагнали несколько тысяч. Ну что, боятся нас, как вы думаете? Причем пришли мирные люди, вспоминали Политковскую, вторая годовщина как-никак… И столько милиции!
«ОНИ ВООБЩЕ КРИТИКОВАТЬ НЕ БУДУТ»
- В Беларуси партии раскалываются, а не самоликвидируются с целью объединения под крылом власти. Можно ли говорить о появлении некоей новой политтехнологии в России?
- Да нет, у нас всегда создавали ручные проправительственные партии. Другое дело, что были успешные и неуспешные проекты. Вот, например, партию «Единая Россия» тоже ведь в Кремле создали. Она успешная. Она имеет своего избирателя - бюрократию и приклеившийся к ней бизнес. Они свято верят в коррупцию, свято верят в чиновников, отсюда - общность интересов.
«Справедливая Россия» - партия левая, популистская. Ее избиратель верит в левые лозунги. Проект тоже состоялся. Вот сейчас создают марионеточный проект на правом фланге. Этот проект провалится. Просто потому, что потенциальные члены этой партии ни в какую правую идею не верят. Их враг - Европа и Запад. Ну какой тут либерализм?
- Что будет с Владимиром Жириновским после появления новой «ручной оппозиции»? Эту силу раньше как бы олицетворял он: мог и власть ругнуть, но всегда голосовал, как надо…
- Да ладно, он у нас вообще ничего не олицетворяет! Жириновский - пенсионер. Что может быть с пенсионером? Он абсолютно ручной, абсолютно безопасный, манипулируемый. И при этом умный, харизматичный. Ну что с ним будет? Ничего не будет!
- Изменится ли риторика Гозмана и других людей, после того как они войдут в новую партию? Станут ли они меньше критиковать Путина?
- Да они его вообще критиковать не будут! Вы что, с ума сошли?! Это запрещено делать. Забудьте, что они могут критиковать Путина и Медведева, если те им деньги платят! Глупый вопрос!

- Что нужно делать россий-ской оппозиции?
- Объединяться.
- Вокруг кого?

- Объединяться друг с другом и вырабатывать позитивную программу действий. Лично мне дает надежду движение «Солидарность». Давайте посмотрим, что у нас получится в декабре.

13 октября 2007 года. Борис Немцов во Владивостоке.

13 октября, во Владивосток прибыл «второй номер» СПС Борис Немцов. Официально причиной визита Бориса Ефимовича значилась презентация его только что вышедшей книги «Исповедь бунтаря, или политика без бл…ва», ставшей бестселлером. На презентации, однако, речь шла о коррупции, плане Путина, форуме АТЭС, приморском губернаторе и многом другом. Борис Немцов начал со слов о книге. Политик рассказал ее историю: книга посвящена дочери Жанне, которая после неудачных выборов в МосГорДуму решила, что от подобных ей ничего не зависит. Это и сподвигло Немцова написать книгу-наставление, предостеречь молодежь от ошибок и рассказать о своих. Третья проба пера оказалась вполне удачной: первый тираж уже продан. Немцов сообщил, что 80% читателей книги будут голосовать за СПС, но помимо них на выборы «придут и отдадут правым свои голоса миллионы». Портрет своего «читателя и избирателя» Немцов озвучил так: «Люди разного возраста, с разным достатком, но обязательно образованные».
По словам Немцова, он летел во Владивосток с губернатором Дарькиным, с которым, несмотря на различную партпринадлежность, конфликтов не имеет и знаком еще с тех пор, когда сам был губернатором: «Дарькин часто ко мне обращался». Единоросс Дарькин «позавидовал стратегии СПС, объединившей в одну группу кандидатов от Приморья и Калининградской области». О самом Дарькине Немцов высказался так: «Он адекватный. Я не говорю «эффективный», а говорю «адекватный». Если бы все в «Единой России» были такие, как Дарькин, такого идиотизма бы не было».
Поясняя свои слова, Немцов рассказал собравшимся, что все губернаторы «получили разнарядку из Москвы», где сказано, сколько голосов должна набрать «Единая Россия». Если верить Борису Ефимовичу, имевшему с Сергеем Михайловичем приватный разговор, то в Приморье «ЕР» должна набрать «очень много». Это, равно как и отказ "ЕдРосов" от публичных дебатов, по мнению Немцова. и есть "идиотизм и клоунада".
Говоря о ставшем уже притчей «Плане Путина» Немцов заметил, что единственный план Путина – это «остаться у власти навеки». О предстоящем в 2012 году Форуме АТЭС во Владивостоке Немцова сказал так: «Это большая честь для России, но сумеет ли справиться с этой задачей Владивосток – я не знаю. Сумеют ли построить или все разворуют? Судя по озвученным суммам, откаты в них заложены уже сейчас и откаты гигантские».

Местные СМИ отмечали, что накануне визита Бориса Немцова во Владивосток перед его выступлением в зале ДК имени Ленина произошло ЧП.
Вечером 12 октября неизвестные облили неустановленной жидкостью кресла в зале. В результате диверсии в помещении стоял сильный едкий запах, а обивка на сиденьях стала линять.
Утром 13 октября перед выступлением Немцова зал проветривали, однако специфический резкий запах не выветрился. Из-за этого Борис Ефимович закончил свое выступление намного раньше запланированного, так как долго находиться в этом помещении он просто не смог. По предварительным данным, в зале было разлито несколько литров формалина. О данном факте в милицию никто не сообщал, уголовное дело не возбуждалось.
Однако, по данным сотрудников ГО и ЧС Приморья, "ни о каком формальдегиде нет и речи. Специалистами-химиками МЧС установлено вещество, которым были испачканы кресла, это креозот, который используют для пропитки железнодорожных шпал. Вещество имеет резкий запах, но о токсичности в данном случае говорить не приходится…

 

13 октября 1988 года. Борис Немцов берет в г. Горьком интервью у А.Д. Сахарова. Оно выходит в газете «Ленинская смена».

Необходимо отметить, что, как писал сам Борис Ефимович на сайте «Эхо Москвы», в этот день вышло само интервью.

Однако сайт «Архив Сахарова» указывает на дату 13 октября как на день знакомства Бориса Ефимовича и Андрея Дмитриевича, называя дату выхода интервью 30-ое октября 1988 года. Ввиду большей точности в датах, полагаем, что Борисом Немцовым под 13 октября имелся именно день записи интервью и их знакомства с Сахаровым.

«13 октября 1988 года горьковчанин Борис Немцов беседовал с академиком Саха­ровым в его московском доме. Сидели по русскому обычаю на кухне за большим столом, и, как всегда, рядом с Андреем Дмитриевичем  была его жена Елена Геор­гиевна Боннэр. Она, как и фотокорреспондент «ЛС» Николай Мошков, время от времени включалась в беседу двух физиков.

Тогда борьба против строительства атомной станции теплоснабжения в Горьком еще только начиналась. И так было важно узнать мнение по этому поводу ученого с мировым именем.

30 октября 1988 года интервью с Сахаровым опубликовала «Ленинская смена». Но материал этот включал в себя только ту часть беседы, что касалась атом­ной энергетики.

Не забывайте, что беседа состоялась 13октября 1988 года. Перемен после этого у нас было много. Пусть этот материал останется документом своего време­ни».

Ввиду важности этого события, а Борис Ефимович, как известно, считал себя продолжателем идей диссидентов, и очень уважал Андрея Дмитриевича Сахарова, мы приводим текст полностью:

«Б. Немцов: Андрей Дмитриевич, у нас в городе активное движение общества «Мемори­ал». И вот вопрос: памятник жертвам репрессий будет только в Москве, или, как могила Неизвестного солдата, в тех городах, которые изъявят желание?

А. Сахаров: Памятник – вообще не главное в этом предприятии. Созда­ется мемориальный комплекс.

Б. Н.: Но он будет в Москве?

А. С.: Он, вероятно, будет в Москве. Но все это находится в стадии обсуждения – и место, и характер памятника. Некоторые считают, что вообще не надо тратить деньги на памятник.

Е. Боннэр: Сделать на Лобном месте надпись, какую-то свечу, вечный огонь. И создать мемориальный комплекс, который включал бы архив, библиотеку, общедоступный музей, который давал бы представление об этом периоде не только в художественном изображении, но имел бы непреходящее образовательное значение. Причем одно из главных мест – архив, то, что можно собрать документально.

А. С.: И документы принимаются вне зависимости, из какого города и какого времени.

Е. Б.: Документы принимаются не то что там сталинского периода, а от семнадцатого и до...

Б. Н.: Фактически речь идет, конечно, не о мемориале жертвам стали­низма, а о мемориале вообще жертвам террора, который был в стране.

Е. Б.: Да, да.

А. С.: Но официально все-таки это жертвы сталинизма и террористи­ческих методов управления.

Б. Н.: Ну, а брежневский период входит сюда или нет?

Е. Б.: Официально, вроде нет. Неофициально – да.

А. С.: Формулировка не исключает этого.

Н. Мошков: Андрей Дмитриевич, а Лобное место – не ка­жется ли Вам, что соседство будет странным? Там же лежат те, которые совершали все это.

А. С.: Многие из них тоже были жертвами.

Е. Б.: Многие одновременно – и палачи, и жертвы.

А. С.: Но, конечно, больше всего тех, кто был только жертвами.

Е. Б.: Лобное место – это история России. Они могут лежать где угодно, главное, чтобы мы знали, кто есть кто. Я, например, против того, чтобы Сталина выкапывать и куда-то еще закапывать. Пусть лежит там. Где его положили, пусть и лежит.

А. С.: Да. Наше отношение к нему может меняться, а он лежит в могиле, и могилу трогать не надо в любом случае.

Б. Н.: Андрей Дмитриевич, я слышал, что вчера в Историко-архивном институте соби­ралась прогрессивная научная общественность. Там шла речь о мемори­але или были более общие вопросы?

А. С. Там шла речь об организации московского интеллектуального дискуссионного клуба. Предполагается, что в нем будут происходить ди­скуссии, подготавливаться определенные темы, будут делаться доклады, создаваться исследовательские клубы.

Б. Н.: А кто его организовал?

Е. Б.: Инициативная группа персонально состоит из Афанасьева, Баткина, Мигдала, Сагдеева, Буртина, Адамовича, Сахарова... Вчера иници­ативная группа провела первое собрание, на которое пригласила около ста московских интеллектуалов, людей уже известных своими, так сказать, перестроечными выступлениями, взглядами, публицистов, журналистов. Две Ильиных были, многие ученые.

А. С.: Очень разные люди. Была, например, юрист Софья Васильевна Каллистратова, еще было два юриста. Инженеры были, историки, много историков.

Е. Б.: Но это еще все в стадии формирования, еще не выработали устав; первый документ об организации этого клуба, который представили, пол­учил ряд поправок. В общем, он одобрен, но будут какие-то коррективы, и только на следующем заседании он будет принят.

А. С.: Но уже объявили, что клуб существует. Мы решили, что он создан, хотя исходный документ еще будет дорабатываться. Но не очень существенно. Спорили из-за отдельных формулировок и принципов, дол­жно ли там быть открытое членство, т.е. каждый желающий может быть членом, или членство должно быть по рекомендациям тех, кто уже явля­ется членом. Я, например, да и большинство из организационного комитета склоняются к тому, что нельзя превратить клуб в бесконечно большое скопление людей, которое будет недейственно. Когда очень много случайных людей, невозможно ни вести дискуссии, ни собраться даже в этом помещении.

Б. Н.: Андрей Дмитриевич, мы тут слышали, что в Карабахе происходят совершенно страшные события. Как Вы считаете, каким образом можно было бы решить этот вопрос? Мне кажется, что взрыв идет оттуда.

А. С.: Я совершенно с вами согласен. Я убежден, что необходимо прекратить административное подчинение Карабаха Азербайджану. По­сле опыта этих 65 лет, очень трудных, где было много эксцессов, разру­шений национальной культуры армян, унижения их национального достоинства и в особенности после кровавых событий Сумгаита, Масиса и других, нет возможности жить вместе. Сейчас, после полумер, которые были объявлены по решению Президиума Верховного Совета СССР, ни­чего хорошего не происходит, ситуация все больше обостряется, причем обостряется она таким образом, что это даже выглядит как провокация обострения. Я думаю, реально существует единственный способ – вывести Карабах из подчинения Азербайджану.

Б. Н.: И куда его передать? РСФСР?

А. С.: На первом этапе создать правительство центральной власти, то, что называется президентским правлением. Есть полномочный прези­дент, который реально должен все это взять. Аргумент против такого решения, который приводят власти, когда доходят до откровенного об­суждения, что оказываются под ударом 400 тысяч армян, проживающих в Азербайджане. Я считаю, что этот аргумент непринципиальный и его приводить недостойно. Мы имеем достаточно сильное государство, и, введя внутренние войска в Азербайджан в достаточном количестве, мы можем предупредить все эксцессы. Кровь не прольется. Но для этого нужно четко сформулировать проблему, чтобы было понятно, что другого решения не может быть, что это решение, принятое властью, окончатель­но, принято оно в соответствии с волей народа Нагорного Карабаха, т.е. демократически обосновано. Принята резолюция Совета народных де­путатов области. Их пытались заставить взять свое февральское решение назад, но они не взяли. Теперь предложили формулу поэтапного решения проблемы, но от первоначального своего решения не отказались. Я думаю, что только так можно решить, причем, если будет должная реши­тельность, то не будет никаких новых сумгаитов.

Н. М.: Андрей Дмитриевич, Югославия, Румыния, Венгрия – ситуация, в общем-то, аналогичная. Идет какое-то национальное обособление. Вероятно, эти вопросы возникли на базе прокатившейся перестроечной волны?

Б. Н.: Но в Румынии-то нет никакой перестройки.

А. С.: Каждый случай надо рассматривать отдельно. Очень опасная вещь, когда говорят, что вы начнете что-то менять в Карабахе, проявите слабость, и немедленно всплывут все остальные национальные проблемы. Это неправильно. Все национальные проблемы уже всплыли, они уже существуют, и каждую нужно решать индивидуально, в зависимости от ситуации и от воли населения. В конечном счете и Азербайджан заинте­ресован в решении этой проблемы. Не может он нормально существовать, если он для этого должен угнетать другой народ.

Е. Б.: У них другие представления о нормальности.

А. С.: Я не уверен, что они стойкие, эти представления. Они воспитаны многолетней историей. Даже, как мне говорили, детские книжки содер­жат сказки, в которых армяне выставлены в отвратительном и смешном виде.

Б. Н.: А у армян есть такие книжки?

А. С.: Думаю, что нет. Я ничего, во всяком случае, об этом не слышал. Или вот, например, я такой слышал разговор. Секретарь райкома увидел мальчика лет шести или семи, который тащит большую палку. В присут­ствии журналиста секретарь спрашивает: «А зачем тебе такая большая палка?» А он отвечает: «А я хочу убить двух армян, чтобы они нам не мешали». И тот говорит: «Молодец». Это где-то в Агдаме.

Б. Н.: Андрей Дмитриевич, видимо благодаря Вам сейчас очень мало осталось людей узников совести. Как Вы считаете, наступит ли время, когда их вообще ни одного не останется?

Е. Б.: У нас – вот всего списочек. Раньше целыми папками таскала, прямо килограммами, а теперь – глядите.

Б. Н.: А сколько человек, если не секрет?

А. С.: Шесть. Но это статья 70. Есть еще другие.

Е. Б.: Шесть. Из них про одного поступило сейчас известие, что он 26-го будет освобожден. И два – бывшие уголовники, получившие полити­ческий срок уже в лагерях.

А. С.: Уже единицы, уже по пальцам можно пересчитать. Мне кажется, в ссылке 9 человек.

Е.Б.: Да, девять. Один из них поехал в отпуск домой.

Б. Н.: Из тюрьмы?

Е. Б.: Из ссылки.

А. С.: Из тюрьмы, к сожалению, еще не ездят.

Е. Б.: Очень может быть, что он потом будет сразу освобожден.

А. С.: Совершенно новая эпоха.

Е. Б.: В этом плане – абсолютно новое время.

Б. Н.: Потрясающе. Нет, просто я слышал сообщение «Amnesty International». Они совсем какие-то другие цифры приводят.

А. С.: Я думаю, что они завышенные цифры приводят. У них, во-пер­вых, запоздалая информация, а кроме того, всегда есть случаи, которые можно интерпретировать двояким образом – это узники совести или же это люди, совершившие реальные акты насилия, или другие уголовные преступления. Я считаю, что надо четко определить людей, не применяв­ших насилия.

Б. Н.: А осужденные по семидесятой статье – они все относятся к узникам совести?

Е. Б.: Все.

Б. Н.: Большое спасибо. Извините, что мы у Вас столько времени заняли. Большое спасибо".

Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно